СПС в ГосДуме. Архив.

Доклад Кириенко С.В.

Давайте вернемся на 10 лет назад, сегодня с этой трибуны уже вспоминали, что сегодня собираются депутаты Первого Съезда народных депутатов России. Давайте посмотрим, как многое изменилось за эти 10 лет. Ведь если партии, представители которых присутствуют сегодня здесь и которые явились основой создания "Союза Правых Сил", когда-то ставили своей целью изменение системы власти в стране, слом тоталитарного государства, это произошло, тоталитарное государство сломано. Ставили своей целью создание свобод и возможностей человека, это произошло. Ставили своей целью формирование того самого нового поколения, которое, конечно же, не возраст, а отношение человека к себе, к своей стране. И это произошло. Со всех этих точек зрения, цель, которая поставлена когда-то, 10 лет назад, достигнута.

Теперь второй вопрос: то, что делаем дальше, для кого? Самый главный вопрос, для кого мы это делаем? Для самих себя? Нет. Для партий, входящих в состав "Союза Правых Сил"? Да тоже нет. Для торжества идеалов и принципов, которые каждого из нас привели сегодня в этот зал? Да тоже нет, потому что принципы и идеалы хороши, но они неживые. Мы это делаем для людей - для собственных детей, для собственных семей, для нового и старого поколения, потому что период, когда надо было доказать жизнеспособность этих принципов, пройден, в этом победа, и жизнеспособность доказана. Как говорилось сегодня с этой трибуны, ни одна партия не пыталась даже поставить под сомнение наличие другого пути развития для страны.

Но теперь приходит пора, когда эти принципы надо реализовывать в нормальные условия жизни для людей. Знаете, мне кажется, такой критерий того, выполняем мы это или не выполняем, определяется не нашей дискуссией о том, насколько мы либеральны и насколько мы демократичны. Он для меня определялся бы тем, как к этому будут относиться наши дети. Если дети сидящих в этом зале будут приходить в региональные организации "Союза Правых Сил", если их мечтой будет заниматься тем, чем занимались их родители, тогда это означает, что то, что мы делаем, реально нужно не только нам. Потому что, если мой сын не будет следовать и верить в то, во что верю я, значит, я плохо делал свою работу, если я не мог убедить даже его.

Третий вопрос. Возможна ли для нас партийная дискуссия и могут ли у нас быть разные точки зрения? Должны мы это прятать или не должны мы этого бояться и прятать? Ведь очевидно, что сегодня с этой трибуны порой звучали достаточно разные оценки одних и тех же событий, достаточно разные оценки отношения к власти, отношения к программам деятельности. Плохо ли это?

А, может быть, это хорошо, потому что партия жива только тогда, когда внутри нее есть идеологическая дискуссия. Идеология жива только тогда, когда они изменяется и развивается. Партия жива только тогда, когда меняются ее программные документы, меняется ее Устав в конце концов. Тогда это живой организм. Дискуссия, которая была здесь сегодня, говорит о том, что мы - живой организм и нам не надо бояться этой дискуссии, и не надо пытаться делать вид, что этих разногласий или разных взглядов нет. Именно в балансе этих взглядов, балансе этих интересов рождается движение вперед.

Но здесь очень важный вопрос. Чем мы можем поступиться во имя объединения и компромисса? Потому что то, чего мы достигли на сегодняшний день, мы достигли только потому, что объединялись и действовали вместе. Есть граница, которую нам все равно нельзя будет отодвинуть, которую нельзя приступить. Мы должны ради компромисса и понимания друг друга поступаться всем, кроме одного, кроме отсутствия позиции, потому что политическая организация и политическая партия, которая окажется неспособна занять политическую позицию, не нужна, не нужна тем самым людям, ради которых мы работаем. Поэтому сегодня мы с вами принимаем только за основу Манифест и программные документы. Но нам предстоит серьезная политическая дискуссия, которой не надо боятся и от которой не надо прятаться.

Есть только одно "но". Не дай Бог, если эти наши дискуссии превратятся в дискуссию о количестве сопредседателей, о пунктах Устава и порядке избрания Координационного совета. Тогда это будет не дискуссия, развивающая партию, это будет склока амбиций, интересов, и я очень рад, что этого не было сегодня на нашем Съезде, это тоже шаг вперед для всех нас.

Четвертый вопрос, который у меня возник, это вопрос, который сегодня звучал по-разному с этой трибуны, это вопрос отношений с властью. Оппозиция мы все-таки, правящая оппозиция или мы партия, ставящая своей целью поддержку действий власти сегодня. Да, это определяться может только идеологической позицией или тем, о чем мы говорили раньше. Но я прекрасно понимаю, насколько заманчива сегодня идея оппозиции, ведь все, что будет делать власть, будет очень непросто, и далеко не все правильно, и далеко не все будет популярно, более того, мы хорошо понимаем, что во многих вопросах, чем более правильно будет действовать власть, тем более непопулярны будут многие из ее шагов, из ее действий. Да, в этих условиях очень симпатично и очень заманчиво отойти в сторону, ну зачем нам это нужно, пусть за это голосуют другие, мы-то понимаем, что это правильно, но, вообще, вполне может обойтись и без нас.

Вот здесь, мне кажется, и определяется критерий того, являемся ли мы партией действия, потому что сегодня есть уникальная возможность. Но давайте посмотрим, ведь Экономическая программа, которую вынес сегодня Центр стратегических разработок и которую предлагает Правительство, ну а кто ее делал? Кто делал эту программу? Могу перечислять по фамилиям: Гайдар, Улюкаев, Дмитриев, Починок, Кудрин, Греф. Вы там услышали хотя бы одного не идеологического сторонника "Союза Правых Сил"? Это программа, которую сделали мы. Давайте посмотрим на состав Правительства и тот же его экономический блок, и я буду называть те же самые фамилии.

У нас есть уникальная возможность. Я помню, что когда-то нам казалось абсолютно нереальным даже заикнуться о том, чтобы снизить подоходный налог до 25%. А сегодня у нас идет бурная дискуссия, так 12 или 15. Это же колоссальные изменения и сдвиг вперед. Или та же реформа федеральной власти. Я помню, что когда мы в июне 1998 г. внесли первый раз закон, предполагающий возможность отзыва губернатора, нарушающего действующее законодательство, над нами смеялись, - вы вообще себе представляете такое состояние, чтобы это было реально? Вносить-то вы можете, но мы же с вами понимаем, что это не пройдет никогда.

"Никогда" кончилось, наступает момент, когда это может пройти. И у нас с вами выбор, мы в этом участвуем или наблюдаем за этим со стороны. Да, возникает вопрос: партия власти - не партия власти. Мне кажется, мы можем ставить перед собой задачу стать партией власти, только методы становления могут быть разные.

Иногда появляется власть, которая под себя потом создает карманную партию. Это не наш путь. А вот путь - завоевать власть, партия, которая ставит своей целью завоевание власти, победу на выборах и таким образом получение власти, это достойная цель, это та цель, которую ждут от нас наши избиратели. И да, это, безусловно, требует и прекрасной партийной организации, это требует жестких действий по формированию предвыборных штабов, чтобы у нас не было того позорища, которое мы испытали на выборах, помните, когда у нас сборщики подписей собирали подписи и за нас, и за ЛДПР, и за "Отечество" одновременно. Мы не должны этого больше повторить.

Мы не должны повторить позорища,склоняю голову перед мужественными действиями Юлия Рыбакова, но он ничего уже не мог изменить в последнюю ситуацию в Санкт-Петербурге, мы не должны придти к этому еще раз. Вот здесь наша ответственность.

Еще один вопрос, который я хотел бы затронуть, когда с этой трибуны Николай Брусникин задал вопрос, который был отнесен, по-моему, к разряду шутки, скажем. Такой вопрос: проведение следующего Съезда или партийная деятельность как финансироваться будут? В Президиум посмотрели, покраснел Анатолий Борисович, когда о нем заговорили, или не покраснел. А так -то вроде нам всем очевидно, ну, как это кем, ну, решат все, найдут. Подождите, а чем несем ответственность мы?

Возникает сегодня момент принципиальный, на мой взгляд. Власть начинает делать изменения, ей в этих изменениях потребуются те, с кем можно разделить ответственность. Нельзя разделить ответственность с "Единством", "Единство" - это партия самой власти. Смешно говорить: Путин поделил ответственность с "Единством". С кем это? "Единство" - это и есть Путин. Делить ответственность нужно только с теми, кто принимает на себя самостоятельную ответственность за свои действия. Чем несет ответственность партия? Это не меркантильный вопрос. Может быть, в том числе и тем, что я вкладываю в нее свой собственный труд или свои собственные средства? Я, вообще говоря, сторонник, в перспективе обязательно, а, может быть, нам и сейчас подумать о том, что при создании наших организаций надо говорить не о том, чтобы созданные организации получали финансирование сверху, когда у нас драка за региональные организации, очень часто драка за то, кто будет делить ресурсы, полученные из Москвы, а, может быть, пришла пора, когда региональные организации должны собирать у себя ресурсы и обеспечивать финансирование партийной структуры и хотя бы таким образом нести ответственность?

И последний, пятый, вопрос. Как мы себя называем? Он сегодня тоже часто звучал с этой трибуны. Блестящее предложение Ирины назвать себя "Партией правящей оппозиции". Много всяких предложений звучало с этой трибуны. Но если мы ответили на второй вопрос, что мы действуем не для себя, а для новой страны, тогда определять название себе будем не мы. Тогда ключевой судья не мы.

И не Координационный совет, по которому у нас были бурные дискуссии, сколько человек туда попадет и поровну ли от какой партии туда попадут люди. Не там будет решаться этот вопрос. Этот вопрос будет решаться тем, как нас назовут сегодняшние студенты и школьники, скажут они: это моя партия, это партия, защищающая мои свободы и мои возможности или не скажут этого? Это зависит от того, как нас назовут те тысячи предприятий, о которых говорил Александр Починок, которые сегодня находятся на подъеме и которые двигают экономику России вперед. Как их работники, их руководители, их собственники назовут нас? Будут ли считать они нас своей партией?

Я сегодня был очень рад, когда мой товарищ и друг Сергей Генералов вышел на эту трибуну и сказал, что "Союз правых сил" - это моя партия. Мы с ним не первый день знакомы, я считаю его одним из талантливейших бизнесменов и предпринимателей в стране. Он всегда говорил мне: зачем тебе эта политическая деятельность, она не помогает предпринимательству, она не помогает работе банка, в котором ты работаешь, она не помогает работе нефтяной компании, в которой ты работаешь, она только создает тебе в этом проблемы, зачем тебе это? Вот когда он вышел сегодня на эту трибуну и сказал: я впервые на партийном собрании за десять лет и я понимаю, что это моя партия, вот это, наверное, главная оценка и это главный критерий, по которому можно будет оценить то, что мы делали, делаем и будем делать.

Я думаю, нам сейчас уже можно чуть-чуть поменять наш предвыборный лозунг, который звучал в этом же здании девять месяцев назад. Давайте вспомним, что прошло всего девять месяцев. Всего девять месяцев, и страна изменилась колоссально. Мы девять месяцев назад, сидя здесь, считали, что будущего Президента нам выбирать придется между Зюгановым, Лужковым и Примаковым, помните? Как поменялась ситуация сегодня. Поэтому мы можем позволить себе чуть-чуть изменить наш предвыборный лозунг и сказать себе так: наше дело правое, мы победили, мы побеждаем, мы будем побеждать

 

  • Наши партнеры

    Здесь szyba do kombajnów claas